Почетное консульство республики кипр в республике казахстан

О КИПРЕ



КИПР СЕГОДНЯ

Сегодня Республика Кипр является современным европейским демократическим государством, обладающим передовыми телекоммуникационными системами, имеющим прямую телефонную связь почти со всеми странами мира, один из самых крупных в мире торговых флотов, в Регистре которого числятся 1932 судна, и свыше 1 тыс. международных бизнес-компаний, ведущих свою деятельность из полностью оборудованных офисов на Кипре.

Евросоюз является главным торговым партнером Кипра, поглощая свыше 50% произведенной им экспортной продукции и обеспечивая более 50% импорта.

Несмотря на тяжелый удар, нанесенный вторжением Турции на остров в 1974 г. и выразившийся в потере 65% отелей, а также международного аэропорта Никосии, рост туристического сектора был стремительным. Сегодня туризм является одним из главным секторов кипрской экономики. В 2002 г. Кипр посетило 2,35 млн. туристов, принесших стране CЈ988 млн. ** CЈ1 (кипрский фунт) = €1.58, US$2.18 (Май 2005) в иностранной валюте.

Здоровый климат Кипра, красивая природа, археологическое богатство, хорошо образованное население, высокие стандарты предлагаемого сервиса, а также традиционное гостеприимство его жителей делает остров идеальным местом для отдыха.

В социальной сфере также отмечается значительный прогресс. В 2001 г. свыше 68,4% семей обзавелись собственными домами. Сегодня практически не существует неграмотности, которая в 1961 г. охватывала около 20% населения. А в том, что касается высшего образования, Кипр среди развитых стран занимает очень высокую позицию. Общее число кипрских студентов высших учебных заведений в стране и за рубежом в 2003/2004 учебном году составило 38 480 человек. В 1992 г. остров обзавелся собственным Государственным университетом.

Медицинское обслуживание, как государственное, так и частное, – находится на высоком уровне и постоянно совершенствуется. Детская смертность резко сократилась с 40 случаев на 1000 новорожденных в 1960 г. до 4,1 – в 2003. Средняя продолжительность жизни возросла с 65 лет в 1950 г. до 81,4 года у женщин и 77 лет у мужчин в 2003 г. Число жителей в расчете на одного врача сократилось с 1470 в 1961 г. до 384 в 2003 г.

Твердые обещания сохранять независимость и суверенитет Республики Кипр наряду с прогрессом, достигнутым во всех областях деятельности со времени получения независимости, а также стремление всегда быть активным и конструктивным партнером ЕС составляют основу продолжающейся борьбы Республики за восстановление свободы и справедливости на всей территории острова.

Пытаясь найти решение кипрской проблемы и воссоединить Кипр, ООН, начиная с 1975 г., организовала, несколько раундов межобщинных переговоров и выступила с рядом инициатив. Едва намечавшийся прогресс, однако, неизменно тормозился турецкой стороной, которая в действительности добивается такого решения, при котором Кипр остался бы разделенным, превратившись в заложника иностранных интересов, в то время как греческая община настаивает на подлинном объединении острова, свободного от иностранного вмешательства и с народом, пользующимся всеми преимуществами членства в ЕС и восстановленной экономики.

Последняя инициатива ООН состояла в представлении предложений ее Генерального Секретаря по всестороннему урегулированию кипрской проблемы, ставших известными как "план Аннана".

24 апреля 2004 г. народ Кипра получил возможность одобрить или отвергнуть "План Аннана" на раздельных референдумах, одновременно проводимых в обеих общинах. Явное большинство греков-киприотов (75,8%) отвергло предложенный "План Аннана", почувствовав, что представленный на референдум окончательный текст не был сбалансирован и не решал вопросов безопасности, функциональности и жизнеспособности урегулирования, беспокоивших греков-киприотов более всего. Большинство же турок-киприотов (64,9%) план приняло. Своим решением греки-киприоты отклонили не идею объединения Кипра, которое остается их главной целью, а только предложенный конкретный план, поскольку он не способствовал подлинному объединению острова и воссоединению его народа и экономики.

Последовательно отстаивая эту позицию, кипрское правительство систематически работает над созданием необходимых условий для проведения под эгидой ООН содержательных и конструктивных переговоров, которые шаг за шагом вели бы к согласованному, конструктивному и надежному урегулированию кипрской проблемы в новом контексте, явившимся результатом присоединения Кипра к Европейскому Союзу.

Киприоты стремятся к жизнеспособному урегулированию с долговременными результатами – урегулированию, которое позволило бы греческой и турецкой общинам жить в дружбе друг с другом, как они жили веками в прошлом, и вместе пользоваться результатами членства в ЕС. В объединенной стране – составной части Евросоюза – киприоты смогли бы максимизировать потенциал своего культурного многообразия и талантов и вместе ощущать результаты процветания в условиях мира и безопасности.
1 мая 2004 года Республика Кипр стала полноправным членом ЕС, завершив долгий путь к нему, длившийся свыше трех десятилетий.

Вступление в ЕС было естественным выбором Кипра, продиктованным его культурой, цивилизацией, историей, европейским мировоззрением и приверженностью идеям демократии, свободы и справедливости. Присоединение к ЕС ознаменовало для Кипра начало эры новых задач, возможностей и ответственности.

На территории, оккупированной Турцией, закон и нормы ЕС (acquis communautaire) не будут применяться, пока не решится проблема раздела острова. Между тем правительство Кипра в сотрудничестве в комиссией ЕС делает все возможное, чтобы облегчить развитие экономических отношений между двумя общинами и повысить уровень жизни турко-киприотов.

Получая большую выгоду от вхождения в ЕС, Кипр, как член этого объединения государств, в свою очередь, может и предложить многое. Остров занимает стратегическое положение на перекрестке дорог, соединяющих Европу, Ближний Восток, Северную Африку и Азию, поэтому существенно возрастает его значение как регионального бизнес-центра, а также международного коммуникационного и транспортного центра. Отличаясь современной инфраструктурой, действенной правовой системой, налоговыми льготами, низким уровнем преступности и хорошо подготовленной рабочей силой, Кипр представляет собой чрезвычайно удобную региональную операционную базу для европейских компаний.

Со времени вступления в ЕС на Кипре проведены существенные структурные реформы, преобразовавшие его экономический пейзаж. Торговля и процентные ставки либерализованы, контроль уровня цен и инвестиционные ограничения сняты. Наряду с отменой монополий, разрешено частное финансирование строительство и крупных инфраструктурных проектов.

Все это дает основание надеяться, что новый политический контекст, возникший в связи со вступлением Кипра в ЕС, позитивно отразится на результатах усилий по достижению всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы – воссоединения киприотов и реинтеграции экономики в рамках единой страны.
Начало процессу присоединения Кипра к ЕС положила заявка на полноправное членство в этой организации, поданная правительством республики в июле 1990 г. В июне 1993 г. Европейская комиссия дала положительное заключение по данному вопросу, и перспективы вступления Кипра в семью европейских стран обрели реальные очертания.
Включение Кипра в число стран, вступающих в ЕС на следующем этапе расширения было подтверждено в заявлениях Европейского Совета, сделанных на саммитах ЕС на Корфу (июнь 1994 г.) и в Эссене (декабрь 1994 г.). В заявлении саммита, прошедшего на Корфу, было выражено удовлетворение значительным прогрессом, достигнутым Кипром на пути сближения с ЕС. Было также подтверждено, что, в соответствии с резолюциями ООН по Кипру и соглашениями на высоком уровне, при любом решении кипрской проблемы необходимо соблюдать суверенитет, независимость, территориальную целостность и единство страны.
Важнейшим моментом подготовки вступления Кипра в ЕС явилось решение хельсинкского саммита Европейского Совета (декабрь 1999 г.) не связывать вопрос о присоединении Кипра к Евросоюзу с урегулированием его политической проблемы.
Официальные переговоры Кипра с Европейским Союзом начались в марте 1998 г. Главой делегации на переговорах и координатором процесса «гармонизации» (т.е. приведения экономики и законодательства страны-кандидата на вступление в ЕС в соответствие с его нормативами) был назначен бывший президент Республики Кипр Г. Василиу. В этом качестве он принял на себя всю полноту ответственности за руководство переговорным процессом, наблюдение за процессом «гармонизации» и его координацию, а также поддержание необходимого диалога с парламентом страны и ее частным сектором.
Тогда же, в марте 1998 г., бывший президент Республики Кипр Гл. Клиридис предложил турко-кипрской общине направить своих представителей для участия в переговорах в составе кипрской делегации. Однако данное предложение было сразу же отвергнуто турко-кипрским руководством.
Предварительные условия для Кипра состояли в следующем:
· участие в специальных проектах по повышению уровня правоспособности и административного управления во внутренних делах страны;
· участие в специальных программах Сообщества;
· помощь по линии Бюро обмена информацией о технической помощи (TAIEX).
Согласно установленной Европейской комиссией процедуре переговоры о вступлении в ЕС включали два этапа. Первый этап в аналитической проверке норм различных сфер жизни и институциональной системы страны-кандидата на предмет их соответствия acquis communautaire Европейского Союза для определения направлений практической работы. Второй этап составляли собственно переговоры по практической отработке указанных направлений.
К декабрю 2002 г. процесс был завершен, и все вопросы отработаны.
В марте 2003 г. на посту координатора процесса «гармонизации» Г. Василиу сменил бывший член Палаты Представителей Такис Хаджидимитриу.
Кипр участвует в таких общих программах и инициативах ЕС, как "MEDA" (Евро-средиземноморское партнерство), "LIFE" (третьи страны – окружающая среда), "Synergy" (энергия) и "COST" (научно-техническое сотрудничество), Кипр также является активным участником таких программ, как "Леонардо" (профессиональная подготовка), "Сократ" (обучение), "Молодежь для Европы" (вопросы молодежи), "МЕДИА II" (аудиовизуальные программы) и "Шестая Рамочная программа научно-технологического развития" (включая демонстрацию сведений информационного характера ЕС). Для его участия в качестве полноправного члена Европейского Союза открыты и все остальные программах и инициативы этой организации.
В период с 1977 по 1995 г.г. между Кипром и ЕС были подписаны четыре протокола о предоставлении финансовая помощи на общую сумму 210 млн. евро. Выделенные средства были использованы на финансирование инфраструктурных проектов, а также социально-экономическое развитие страны и помощь в адаптации к нормам ЕС, включая двухобщинные проекты.
Вне рамок финансовых протоколов ЕС выделил дополнительно 57 млн. евро на реализацию предварительной стратегии вступления Кипра в эту организацию.
Сочетая в себе как европейские, так и специфически средиземноморские черты, Кипр является активным участником евро-средиземноморского партнерства, составляющего с 1985 г. главное содержание комплексной политики ЕС в этом регионе. Целями евро-средиземноморского партнерства являются: 1) образование единой евро-средиземноморской зоны мира и стабильности, базирующейся на фундаментальных принципах, включающих уважение прав человека и демократии; 2) создание ареала всеобщего процветания через постепенное формирование зоны свободной торговли между ЕС и его 12 средиземноморскими партнерами и 3) развитие человеческих ресурсов, культивирование взаимопонимания культур и сближения народов евро-средиземноморского региона, а также развитие свободного и процветающего гражданского общества.
Согласно итоговому документу Хельсинкского совещания Европейского Совета Союз сделает все возможное для обеспечения необходимого диалога, консультаций и сотрудничества с НАТО и его членами, не входящими в ЕС, а также со странами-кандидатами на вступление в ЕС и другими потенциальными партнерами Союза в вопросах проведения операций по управлению кризисами. В соответствии с этим решением Кипр принял участие в работе совместной сессии министров обороны 15 стран ЕС и третьих стран, состоявшейся в Брюсселе 21 ноября 2000 г. по завершении конференции ЕС по обязательствам о выделении военных средств. На этой встрече все страны-кандидаты на вступление в ЕС и члены НАТО, не входящие в ЕС, заявили о своей готовности конкретно участвовать вооруженными силами и техническими средствами и выдвинули конкретные предложения по формированию европейской военной структуры.
Кипр, как полноправный член ЕС, входит и в его военную организацию – Европейские силы быстрого реагирования. С учетом планов по демилитаризации острова, Кипр не предоставляет боевые части и артиллерию. Тем не менее для целей кризисного управления и миротворческих операций в регионе он оказывает военной организации ЕС техническую поддержку и предоставляет в ее распоряжение вспомогательные службы, включая использование транспортной компании, военно-воздушной базы в Пафосе, гражданских аэро- и морских портов, телекоммуникаций, разведывательных возможностей, радарного оборудования, медицинских и спасательных служб.
9 апреля 2003 г. Европарламент проголосовал за удовлетворение заявки Кипра на членство в ЕС, а 16 апреля в Афинах был подписан договор о вступлении Кипра в Европейский Союз. Протокол по Кипру, прилагавшийся к договору, предусматриваел прекращение применения acquis в оккупированной Турцией северной части острова; однако в случае урегулирования кипрского конфликта эта работа будет возобновлена. Протокол также констатирует, что ЕС готов "согласовать условия урегулирования с основополагающими принципами ЕС", и выражает надежду, что вступление Кипра в Евросоюз послужит во благо всем киприотам. Таким образом, задача, стоявшая перед Кипром, была выполнена, хотя кипрский вопрос, несмотря на готовность и решимость, проявленные греко-кипрской стороной, пока не нашел своего решения. ЕС после проведения консультаций с кипрским правительством предложил комплекс мер, которые могли бы содействовать сближению с ним и турко-киприотов.
Предложение, представленное Европейской комиссией 3 июня 2003 г., включало меры по экономическому развитию северной части острова, в частности, выделение в 2003 г. финансовой помощи в размере 12 млн. евро.
30 апреля 2003 г. правительство Республики, в своем стремлении дать турко-киприотам, проживающим в оккупированной зоне, возможность в максимальной степени пользоваться благами, которые Республика предоставляет своим гражданам на свободной территории, включая выгоды от вступления в ЕС, объявило о собственном комплексе мер. Эти меры, естественно, учитывают законы страны, международное право и acquis, но абсолютно не означают признания оккупационной администрации северной части острова.
Комплекс мер по поддержке турко-киприотов включает:
· облегчение перемещения товаров, произведенных в оккупированной зоне, на территорию, контролируемую правительством;
· экспорт таких товаров в ЕС и третьи страны в соответствии с нормами кипрского законодательства и acquis;
· трудоустройство турко-киприотов на территории, контролируемой правительством;
· медицинское обслуживание турко-киприотов на свободной территории;
· участие туроко-киприотов в местных и евросоюзных парламентских выборах;
· участие турко-киприотов в международных спортивных и других мероприятиях за границей;
· распределение проектов среди подрядчиков и субподрядчиков;
· участие турко-киприотов в исследовательских и других программах ЕС, таких как "Леонардо", "Сократ" и "6-ая
Рамочная программа";
· сотрудничество между местными администрациями по обе стороны линии прекращения огня; и
· финансирование проектов на местном уровне в оккупированной части Кипра.
Позиция Европейского Союза по кипрской проблеме ясно определена: ЕС выступает за решение, уважающее суверенитет, независимость, территориальную целостность и единство страны, в соответствии с известными резолюциями ООН по Кипру и соглашениями на высоком уровне. Позиция ЕС, считающего неприемлемым статус-кво, сложившийся в результате турецкого вторжения 1974 г. и продолжающейся оккупации турецкими войсками около 35% территории острова, была обнародована в ряде документов, принятых на саммитах Европейского Совета, в частности, в Дублине (26.06.90), Лиссабоне (27.06.92), и др. В последние годы данная позиция ЕС прозвучала, например, в заявлении его председателя (31.10.2000), который от имени Евросоюза сказал следующее: "Европейский Союз считает положение, сложившееся на Кипре, неприемлемым и поддерживает усилия Генерального секретаря ООН, направленные на согласованное, всеобъемлющее, справедливое и долговременное урегулирование на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН".
Эта позиция была подтверждена и в итоговых документах саммита Европейского Совета, состоявшегося 9 декабря 2000 г. в Ницце.
Европарламент также занял ясную и твердую позицию по кипрскому вопросу. В своей резолюции от 13 июня 2002 г. он подтвердил, что вступить в ЕС будет разрешено только одному суверенному кипрскому государству. Европарламент отметил, "что в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН это государство может быть двухзональным и двухобщинным, но на международном уровне оно должно выступать единым функционирующим субъектом и быть в состоянии осуществлять власть, способную принимать решения". Европарламент выразил твердую уверенность в том, "что ответственность за международную политику, европейскую политику, экономическую и валютную политику, политику в вопросах гражданства, безопасности и обороны должна быть возложена на одну общую структуру".
Также было заявлено, что "к какому бы конституционному урегулированию стороны ни пришли, acquis communautaire, основные свободы и права человека должны соблюдаться в полном объеме, и что любые противоречия с acquis, возникающие в результате урегулирования, должны быть решены в рамках процесса подготовки к вхождению в ЕС, ибо никакого отступления от принципов, на которых основан Европейский Союз (в частности, в области прав человека), быть не может".
Кроме того, в резолюции от 5 сентября 2001 г. Европарламент выразил поддержку образованию "объединенного государства с единой международной правосубъектностью, государства суверенного и неделимого, с единым гражданством, которое гарантировало бы основные свободы и права человека". Европарламент также подтвердил точку зрения Генерального секретаря ООН о том, что "любое приемлемое решение должно основываться на международном праве, как это изложено в резолюциях, принятых Советом Безопасности Организации Объединенных Наций".
Кипрское правительство убеждено, что вступление страны в ЕС может содействовать нахождению решения политической проблемы – и это убеждение в значительной мере разделяется самим Евросоюзом.

16 августа 1960 г. Кипр стал независимой Республикой. К сожалению, в результате вторжения Турции, произошедшего в июле 1974 г. в нарушение Устава ООН и основных положений международного права, и продолжающейся оккупации части острова Республика остается насильственно разделенной. Трагические последствия военной агрессии и последующая оккупация почти сорока процентов территории суверенной страны ощущаются и сегодня народом государства – нового члена Европейского Союза. Военная оккупация, насильственный раздел, вытеснение коренного населения, этническая сегрегация, массовые нарушения прав человека, колонизация, разрушение памятников культуры и незаконный захват собственности, осуществляемые Турцией с самого начала интервенции, – таков статус-кво на острове с 1974 г. Турция, стремящаяся стать членом Европейского Союза, продолжает быть виновной в агрессии против государства-члена этого Союза. Сохраняющаяся военная оккупация части территории Кипра иностранным государством и насильственный раздел этой независимой, суверенной страны, конечно же, неприемлемы, и такое положение вещей международным сообществом должно быть исправлено.

В 2006 г., т.е. свыше тридцати лет спустя, "кипрский вопрос", или, как его принято называть, "кипрская проблема", остается нерешенным, являя собой вызов международному правопорядку и угрозу региональной стабильности. Действия Турции были подвергнуты единогласному осуждению в резолюциях Совета Безопасности ООН, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, решениях Международного Суда и других влиятельных международных и региональных организаций. К сожалению, большинство этих резолюций и решений остаются невыполненными, подрывая тем самым доверие к международным институтам и международному правовому и политическому порядку. В результате этого Республика Кипр – единственная в Европе страна, которая со времени окончания "холодной войны" – продолжает оставаться насильственно разделенной и оккупированной. Поэтому крайне важно, чтобы ситуация в такой малой и слабой стране, как Кипр, была разрешена.

1 мая 2004 г. Республика Кипр присоединилась к Европейскому Союзу, не достигнув, к сожалению, желанной цели – вступить в ЕС единой страной. Тем не менее, правительство и народ Кипра по-прежнему стремятся к жизнеспособному урегулированию, которое позволило бы им обеспечить реальное, мирное и безопасное объединение страны в соответствии с европейскими нормами. Только тогда все киприоты смогут ощутить те блага, которые дает членство в ЕС.

Выступая на 60-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (18 сентября 2005 г.), Президент Кипра Тассос Пападопулос заметил, что 24 апреля 2004 г. греки-киприоты отвергли предложенный ООН план по Кипру, потому что он "не обеспечивал и не смог бы обеспечить воссоединения страны, ее общества, экономики и институтов…". Кроме того, Президент выразил благодарность своего правительства Генеральному секретарю за "миссию добрых услуг" на Кипре и призвал к длительному мирному процессу, который бы:
· облегчил урегулирование, достигнутое в результате переговоров без какого-либо третейского суда;
· способствовал активному вкладу Европейского Союза в переговорный процесс;
· позволил вынести на референдум только согласованный проект урегулирования, поддержанный лидерами обеих общин;
· позволил переговорному процессу успешно развиваться без предельного срока, установленного со стороны;
· послужил поддержкой достигнутому в результате переговоров урегулированию, которое сняло бы напряженность и оправдало бы ожидания народа
Кипра, а не интересы иностранных государств на острове;
· закончился урегулированием, включающим концепцию одного объединенного государства, без ненормально длинных переходных периодов для ее
реализации;
· обеспечил функциональную, работающую демократию, не требующую исключительных усилий для осуществления базовых управленческих функций.

Президент также выразил надежду, что процесс сближения Турции с ЕС "радикально изменит ее менталитет" и таким образом, в силу самого закона, "освободит Кипрскую проблему от некоторых ее самых трудных компонентов и облегчит урегулирование". В заключение Президент вновь высказал свою приверженность двухзональному, двухобщинному федеральному Кипру в соответствии с соглашениями 1977 г. и 1979 г., подписанным на высоком уровне двумя кипрскими общинами, отвечающим резолюциям ООН, aquis communautaire Евросоюза Все правила, законы, регулирующие акты, решения, мнения и договоры. и международному праву.

Краткий обзор исторических событий


От провозглашения независимости до турецкого вторжения 1960–1974 г.г.

16 августа 1960 г., в соответствии с соглашениями, подписанными Грецией, Турцией и Великобританией весной 1959 г. в Цюрихе и Лондоне, Кипр стал независимой Республикой. Эти соглашения, вызванные к жизни четырехлетним восстанием греков-киприотов и неоднократными обращениями Греции от имени Кипра к Генеральной Ассамблее ООН, а также ознаменовавшие окончание 82-летнего британского правления, были в действительности киприотам навязаны. Несмотря на то, что киприоты данные соглашения подписали, их лидеры серьезной роли в подготовке названных документов не играли.

Из-за противоречивости ключевых положений Конституции мирное развитие и суверенитет Республики были вскоре нарушены иностранным вмешательством. Камнем преткновения в работе демократического правительства стало право вето, которым турко-киприоты нередко пользовались при обсуждении вопросов, связанных с бюджетом и налогообложением. Поэтому в ноябре 1963 г. Президент Макариос предложил обсудить ряд поправок к Конституции, направленных на улучшение функционирования государства. Власти Турции эти поправки сразу же отвергли, турко-кипрское руководство последовало их примеру.

21 декабря 1963 г. турко-кипрские экстремисты воспользовались небольшим инцидентом, чтобы спровоцировать межобщинные столкновения. Как и было заранее спланировано, эти столкновения послужили предлогом для выхода турко-киприотов из Кабинета министров, Палаты представителей и всех правительственных учреждений Республики.

В начале весны 1964 г. перед лицом нависшей угрозы со стороны Турции правительство Республики обратилось в Совет Безопасности ООН. Совет Безопасности единогласно принял резолюции 186 от 4 марта 1964 г. и 187 от 13 марта 1964 г., основные положения которых служат с тех пор руководством для международной деятельности на Кипре. Это:

· учреждение "миссии добрых услуг" Генерального секретаря ООН для поиска мирного решения на основе согласованного урегулирования в соответствии
с Уставом ООН;
· создание Вооруженных сил ООН по поддержанию мира на Кипре (UNFICYP);
· подтверждение суверенитета и продолжения существования Республики Кипр;
· подтверждение статуса правительства Республики Кипр.

Несмотря на призывы Совета Безопасности уважать суверенитет и территориальную целостность Республики Кипр и воздерживаться от угрозы или использования силы против нее, в августе 1964 г. турецкие военно-воздушные силы подвергли кипрские деревни бомбардировке, и в том же году, а также в 1967 г. Турция угрожала вторжением. 26 марта 1965 г. специальный уполномоченный ООН Гало Плаза представил один из самых значимых докладов по Кипру (S/6253). В докладе Плазы выражалось сомнение в функциональности федерализма, на котором настаивала турецкая сторона, в связи с лишениями и жестокостью, присущими вынужденному перемещению населения; подвергалось критике несоразмерное меньшинству право вето и указывалось на то, что права меньшинств защищены международными документами, в частности, Европейской Конвенцией. Данный доклад и его рекомендации Турция признавать не захотела.

Правительство Кипра предприняло ряд мер по восстановлению порядка на острове. Были сделаны шаги, направленные на прекращение насилия между общинами и существенного снижения напряженности между ними. Также, чтобы вернуть домой турко-киприотов, которых их лидеры вынудили перебраться в контролируемый Турцией анклав, правительство предложило им экономические стимулы. В 1968 г. правительство начало с турками-киприотами переговоры под эгидой ООН по вопросу об изменении Конституции. Эти переговоры достигли значительного прогресса, и, согласно некоторым отчетам, уже приближались к успешному завершению, но были прерваны трагическими событиями 1974 г.

Турецкое вторжение 1974 г. и его последствия


15 июля 1974 г. правящая военная хунта Греции организовала на Кипре переворот, направленный против его демократически избранного правительства. Используя это преступное деяние в качестве предлога, Турция пятью днями позже высадила на острове свои войска. Несмотря на призывы Совета Безопасности ООН, Турция, проведя двухэтапную военную операцию, оккупировала 36,2% суверенной территории Республики и изгнала свыше 142 тыс. греко-киприотов из мест их проживания. Еще 20 тыс. греко-киприотов, которые остались в оккупированной зоне, со временем также были вынуждены покинуть свои дома и искать убежища на безопасной территории, контролируемой правительством. В оккупированной зоне, главным образом на полуострове Карпасия, к 2005 г. оставалось всего около 500 греко-киприотов.

Турция продолжает препятствовать праву перемещенных греко-киприотов вернуться домой, к своей собственности. Это послужило причиной их обращений в Европейский Суд по правам человека. Суд вынес множество решений по нарушениям Турцией Европейской Конвенции (см.: "Судебные решения по кипрскому вопросу").

Помимо экономического запустения, вызванного интервенцией и насильственным перемещением населения, во время вторжения свыше 4 тыс. человек погибло, а 1476 греков-киприотов до сих пор числятся без вести пропавшими. Турция отказывается представить какие-либо сведения об их судьбе.

Турецкая оккупация вызвала экономический упадок в той части острова, которая до 1974 г. была самой богатой и развитой. В качестве валюты на оккупированной зоне Турция ввела подверженную инфляции турецкую лиру и перевезла на остров для контроля за турко-кипрской экономикой своих управленцев. Экономические проблемы самой Турции и систематическая колонизация оккупированных территорий переселенцами из Анатолии вынуждают турко-киприотов к эмиграции эмигрировать в европейские и иные страны. В настоящее время численность колонистов почти вдвое превышает число коренных турко-киприотов. Независимые наблюдатели, в частности Альфонс Куко и Жаако Лааско, представили документальные доказательства проблемы на Парламентской Ассамблее Совета Европы в 1992 и 2003 гг. соответственно. Наконец, на оккупированных территориях острова находятся свыше 43 тыс. турецких военнослужащих, оснащенных тяжелым вооружением.

В нарушение международного права и резолюций ООН Турция и турко-кипрские лидеры систематически пытаются уничтожать греческое культурное наследие в оккупированной зоне. Городам и деревням были даны турецкие названия, а места археологических раскопок, храмы и кладбища – разграблены, повреждены или использованы для других целей (см.: "Судебные решения по кипрскому вопросу").

В ноябре 1983 г. Турция инициировала и поддержала одностороннее провозглашение турецко-кипрскими лидерами независимости оккупированной зоны. Так называемая «Турецкая Республика Северного Кипра» («ТРСК») не была признана ни одним государством, за исключением Турции, которая осуществляет виртуальное управление этой "республикой" (см.: "Судебные решения по кипрскому вопросу"). Резолюции 541 (1983) и 550 (1984) Совета Безопасности ООН осудили эту одностороннюю акцию, объявили ее не имеющей силы и призвали все государства-члены ООН не признавать это незаконное образование. ЕС и другие международные и региональные организации заняли такую же позицию. Во всех случаях, связанных с международным правом и политикой, международное сообщество признает только Республику Кипр, образованную в 1960 г., и ее органы власти, даже если эти органы власти не могут осуществлять управление на территории, оккупированной Турцией.

Проблематика переговоров 1974–2005 г.г.


Кипрская проблема, как и другие вопросы, связанные с военной интервенцией и продолжающейся оккупацией, остается нерешенной, несмотря на соответствующие резолюции, единогласно принятые Советом Безопасности ООН. Целью переговоров, особенно после 16 января 2002 г., был поиск всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы. В ходе этого процесса правительство Кипра и руководство греко-кипрской общины пытались найти решение, в котором были бы отражены демократические нормы, резолюции Совета Безопасности ООН, международное право, законодательство Европейского Союза и соответствующие постановления судов. Специальными вопросами переговоров стали:
· выполнение резолюций Совета Безопасности ООН и достигнутых на высоком уровне соглашений, предусматривающих двухзональную, двухобщинную
федерацию;
· новая формула разделения власти при федеральном правительстве, обладающем соответствующими полномочиями для эффективного управления,
сохранения единой Республики и выполнения ее обязательств перед международным сообществом и Европейским Союзом;
· Республика с единым суверенитетом и представительством на международной арене и единым гражданством;
· гарантии независимости и территориальной целостности Республики и исключение полного или частичного союза с любой другой страной, или любой
формы раздела или отделения;
· политическое равенство между греческой и турецкой общинами Кипра согласно соответствующим резолюциям Совета Безопасности;
· исключение иностранного вмешательства и одностороннего права на вмешательство;
· вывод иностранных войск согласно резолюциям Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН;
· возвращение перемещенных лиц и система возврата имущества в соответствии с Европейской Конвенцией и судебными решениями;
· право на приобретение имущества и проживание без ограничительных квот, основанных на этническом или религиозном критерии;
· полное уважение прав человека для всех киприотов согласно Европейской Конвенции;
· репатриация нелегальных переселенцев в Турцию, за исключением ограниченного числа гуманитарных случаев;
· сочетаемость любого урегулирования с обязанностями и правами Республики Кипр в ЕС;
· полная демилитаризация кипрского государства.

Поиск решения путем переговоров, 1974–2005

В результате принятия Советом Безопасности ООН резолюции 367 от 12 марта 1975 г. была возобновлена "миссия добрых услуг" Генерального секретаря. С тех пор переговоры с перерывами происходили под эгидой ООН. Наиболее продолжительный их раунд пришелся на конец 2000 г. Кроме того, на высоком уровне прошли встречи между разными президентами Республики Кипр и турко-кипрскими лидерами, переговоры о сближении, были внесены предложения по укреплению мер доверия, а также представлены различные планы ООН и других иностранных эмиссаров. Все это не помогло в решении кипрской проблемы по ряду причин, среди которых:

· невыполнение резолюций Совета Безопасности ООН;
· преобладание стратегических, экономических и политических соображений третьих сторон над жизнеспособным и функциональным решением, которое соответствовало бы интересам как государства Кипр, так и всех киприотов;
· бескомпромиссная политика всех правительств Турции, которые утверждают, что кипрская проблема была "решена" в 1974 г.;
· политический климат в турко-кипрской общине и настойчивость турецких лидеров в вопросе о признании так называемой ТРСК;
· факт того, что все основные уступки в мирном процессе были сделаны греко-кипрской стороной;
· игнорирование международного права, европейского права и устанавливающих прецедент вердиктов региональных и национальных судов в предложенных "решениях" кипрской проблемы.

20 июня 1999 г., видя отсутствие прогресса в "миссии добрых услуг" Генерального секретаря ООН, лидеры "восьмерки" призвали стороны встретиться без предварительных условий, обсудить все вопросы и проводить переговоры до тех пор, пока не будет достигнуто урегулирование, основанное на полном выполнении соответствующих резолюций ООН и соглашений. В поддержку этой формулы также была принята Резолюция 1250 Совета Безопасности ООН от 29 июня 1999 г. Процесс, пройдя через ряд этапов, достиг своей кульминации в предложении ООН, известном как "план Аннана", который впервые был представлен сторонам в ноябре 2002 г., а в своем окончательном варианте ("план Аннана-5") – в марте 2004 г.

Переговорный процесс под эгидой ООН, 2002–2004 г.г.


Этот период ознаменован еще более энергичными усилиями Генерального секретаря ООН в рамках "миссии добрых услуг", направленными на достижение всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы. Все предыдущие попытки, особенно с 1999 по 2000 г., зашли в тупик из-за поддерживаемого Турцией требования турко-кипрской стороны признать незаконное "государство" на оккупированной Турцией территории Республики.

Прямые переговоры между президентом Глафкосом Клиридисом, представлявшем греко-кипрскую общину, и лидером турко-киприотов Рауфом Денкташем, начавшиеся 16 января 2002 г., не принесли результата. В попытке обеспечить подписание соглашения к началу саммита ЕС в Копенгагене, назначенного на 12–13 декабря 2002 г., Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан представил 11 ноября 2002 г. детальный план всеобъемлющего урегулирования ("план Аннана-1"). После того, как стала известна реакция сторон, план пересматривался дважды – 10 декабря 2002 г. ("план Аннана-2") и 26 февраля 2003 ("план Аннана-3").

Для того чтобы выяснить, готовы ли лидеры обеих общин вынести его последние предложения на раздельные и одновременно проводимые референдумы, Генеральный секретарь обратился к ним с просьбой о проведении встречи в Гааге 10 и 11 марта 2003 г. Новый Президент Республики Кипр Тассос Пападопулос, избранный на этот пост в феврале 2003 года, согласился на встречу при условии, что киприотам будет предложена на рассмотрение структура полного правового и политического урегулирования, что Греция и Турция достигнут соглашения по жизненно важным вопросам безопасности и что до референдума останется достаточно времени для обсуждения и проведения публичной кампании. При мощной поддержке Турции турецко-кипрская сторона отвергла предложения Генерального секретаря.

14 января и 26 февраля 2003 г. на оккупированной территории острова произошли массовые демонстрации против турецко-кипрского лидера Рауфа Денкташа и его политики, поддерживаемой Анкарой. 16 апреля 2003 г. Республика Кипр, как и ожидалось, подписала договор о вступлении в ЕС.

23 апреля 2003 г., уступая растущей общенародной оппозиции турко-киприотов и международному давлению, вызванным отрицательным ответом турецко-кипрской стороны на предложения ООН ("плана Аннана-3"), Турция и лидеры кипрских турок были вынуждены частично снять ограничения, введенные в 1974 г. на передвижение греческих и турецких киприотов через линию прекращения огня. С тех пор тысячи греков-киприотов и турко-киприотов пересекали эту линию регулярно. Более того, тысячи турко-киприотов делают это ежедневно: одни работают на свободной территории, другие занимаются оформлением паспорта и прочих документов, выдаваемых властями Республики Кипр, третьи получают бесплатную медицинскую помощь. Такой мирный переход разрушил годами культивированный турецкой пропагандой миф о том, что две общины не могут жить вместе. Однако – и это очевидно, – указанные меры не заменяют всеобъемлющего решения.

Правительство США горело желанием заработать дивиденды на готовности греко-кипрской стороны участвовать в новых переговорах на основе "плана Аннана-3" и консенсуса, возникшего на встречах с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эргоданом в Вашингтоне в январе 2004 г. Тогда Соединенные Штаты убедили Генерального секретаря ООН Кофи Аннана призвать к возобновлению переговоров в Нью-Йорке.

13 февраля 2004 г. стороны согласились на то, что переговоры в духе доброй воли по изменениям, которые произошли в рамках параметров "плана Аннана-3", начнутся в Никосии. В случае, если переговоры не смогут сдвинуться с мертвой точки, даже после подключения к процессу Греции и Турции, Кофи Аннан, по своему усмотрение, завершит текст документа, который должен представить обеим общинам на раздельных и одновременно проводимых на Кипре референдумах.

В "миссии добрых услуг" Генерального секретаря ООН, как она была задумана в 1964 г., произошло существенное изменение. В качестве предварительного условия нового раунда переговоров он, без санкции Совета Безопасности, взял на себя роль арбитра. Принимая эту формулу, греко-кипрская сторона допускала, что Секретариат сохранит свою объективность и приверженность фундаментальным принципам ООН. Но это оказалась не так. Ко времени встречи в Бюргенштоке (Швейцария) в конце марта 2004 г. Секретариат превратился в пристрастного участника переговорного процесса, поддержавшего по кипрской проблеме большинство позиций Турции.

Изменение роли Генерального секретаря ООН в сочетании с чрезвычайно сжатыми сроками переговоров и непримиримостью Турции послужили причиной того, что серьезные результаты на переговорах как в Никосии, так и в Бюргенштоке отсутствовали. Чтобы добиться согласия Турции, почти все ее требования были произвольно включены в два ооновских плана ("план Аннана-4" и "план Аннана-5"). 31 марта 2004 г. "план Аннана-5" был представлен обеим сторонам. Турция и ООН договорились дать Евросоюзу на переговорах лишь статус наблюдателя, хотя ЕС обязался уладить проблему отступлений от европейского законодательства, которые имели место в "плане Аннана-5". План Генерального секретаря являл собой документ объемом приблизительно 10 тысяч страниц (http://www.cyprus-unplan.org/). Необходимо заметить, что этот комплексный правовой документ не был представлен полностью на сайте ООН в Интернете вплоть до последних часов перед референдумом. Киприотам было предложено выразить свое отношение к этому документу 24 апреля 2004, т.е. всего за несколько дней до 1 мая – даты вступления Республики Кипр в ЕС.

11 февраля 2014 года Президент Республики Кипр Никос Анастасиадис и лидер турко-кипрской общины Дервиш Эроглу согласовали содержание Совместного заявления, в котором подтвердили основу решения кипрской проблемы (двухзональная двухобщинная федерация), а также методику ведения переговорного процесса.
Незаконное проведение Турцией сейсмической разведки в пределах исключительной экономической зоны (ИЭС) Республики Кипр привело к тому, что переговоры между двумя общинами были прерваны в октябре 2014 года. Означенные действия Турции явились грубым нарушением суверенных прав и юрисдикции Республики Кипр над своей исключительной экономической зоной и шельфом, в том виде, как они закреплены в Конвенции ООН по морскому праву и соответствующих нормах обычного права.
После того, как в апреле 2015 года лидером турко-кипрской общины был избран Мустафа Акинджи, а Турция прервала незаконную сейсмическую разведку в ИЭЗ Кипра, было достигнуто соглашение о возобновлении межобщинных переговоров 15 мая 2015 года.
С тех пор переговоры идут в более позитивной и благоприятной атмосфере, а стороны достигли определенного понимания по ряду важных вопросов, связанных с разделами госуправления и распределения полномочий, собственности, экономики и ЕС. По данным вопросам все же остаются существенные разногласия, в то время как пока не обсуждались еще два имеющих определяющее значение комплекса тем, а именно, территориальное переустройство и безопасность, а также гарантии и прочие моменты, которые имеют принципиальное значение и являются неотъемлемым элементом всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы.
8 июня 2016 года оба лидера договорились интенсифицировать усилия в течение ближайших месяцев, чтобы достичь скорейшего прогресса через целенаправленные и глубокие дискуссии.
Необходимой предпосылкой успешного исхода переговорного процесса продолжает оставаться реальный и существенных вклад Турции, учитывая тот факт, что эта страна контролирует оккупированную территорию через расположенный на острове 40-тысячный военный контингент и неконтролируемый приток турецких переселенцев, а также серьезную экономическую зависимость оккупированной территории от Турции.
Республика Кипр ожидает, что Турция использует возможность, которую дает нынешний позитивный климат, и откажется от своей непримиримой позиции, принимая во внимание интересы всех киприотов, а также интересы стабильности и благополучия в регионе Восточного Средиземноморья. Для этого Турции следует немедленно прекратить незаконную оккупацию территории Кипра, обеспечив единство страны, восстановить и уважать гуманитарные права всех киприотов.




    Референдум 24 апреля 2004 г. – воля народа


    После активного общественного обсуждения значительное большинство греко-кипрских избирателей – 75,8% – "план Аннана-5" отвергло, в то время как 64,9% турецко-кипрских избирателей, напротив, план одобрили. Примечательно, что значительный процент голосов турецко-кипрской общины составили колонисты из Турции.

    Греко-кипрское "нет" не следует расценивать в качестве выступления против объединения или примирения. Это было выражением неприятия процесса, который ведет к одностороннему урегулированию, воспринятого как неприемлемого для законных прав греко-кипрской общины и выживания государства Кипр в целом. Это явилось отторжением плана, который не обеспечивал истинного воссоединения Кипра, его народа и его экономики. Отрицательный ответ дали греки-киприоты всех возрастов, обоего пола и все политические партии.

    Положительный ответ турко-киприотов по плану легко объяснить:
    · отвержением авторитарной политики Рауфа Денкташа;
    · предвкушением экономических выгод от членства в ЕС и экономической поддержки со стороны греков-киприотов;
    · надеждой на признание незаконного "государства" турко-киприотов;
    · надеждой на признание законным проживания почти всех колонистов из Турции в турецко-кипрском государственном образовании;
    · узакониванием постоянного присутствия на Кипре турецких войск;
    · узакониванием права Турции на вторжение на Кипр.

    Среди закономерных причин, объясняющих негативный ответ греков-киприотов, можно назвать:
    · жесткие сроки переговоров, фактическое отсутствие времени для обсуждения сложнейшего правового документа, и угрозы, явные или скрытые, со
    стороны некоторых из участников переговоров на случай непринятия плана ООН греками-киприотами;
    · значительные исключения из Европейской Конвенции по правам человека, лишавшие всех киприотов основных прав, в то время как представители
    других государств, проживающих на Кипре, пользовались бы всеми своими правами, вытекающими из Конвенции;
    · признанная на международной арене Республика Кипр была бы "растворена" и заменена аморфной конфедерацией двух государств, обладающих
    большой автономией;
    · функциональность нового государства была бы под вопросом из-за изменения полномочий исполнительной, законодательной и судебной ветвей
    власти и расширения возможностей меньшинства для использования права вето. Третьи стороны, не относящиеся к кипрскому народу, имели бы
    решающие голоса по ключевым вопросам политики;
    · конфедеративная природа предложенной конституции была отражена без обеспечения иерархии законов, что чревато конфликтами юрисдикций,
    которые усугубили бы раскольническую природу предложенного нового государственного устройства;
    · отсутствие соответствующих гарантий того, что обязательства, взятые на себя сторонами, в частности, Турцией, будут выполнены;
    · расходы, связанные с предлагаемым урегулированием (слияние, перестройка, возмещение утраченной собственности, возмещение колонистам,
    денежная политика), оплачивались бы, главным образом, греками-киприотами. Турция, в результате военной агрессии которой остров был разделен,
    освобождалась бы от любой финансовой ответственности за свои действия на Кипре;
    · вопросы безопасности включали продолжающееся присутствие турецких войск лишь при постепенном их сокращении, но с расширенными правами на
    вмешательство даже после присоединения Турции к ЕС. "Объединенный" Кипр исключался из общеевропейской оборонной политики, и был бы
    полностью демилитаризован. Предложенные Турцией гарантии нарушали обязательство невмешательства во внутренние дела государств и уважение их
    территориальной целостности;
    · вопросы определения гражданства и факт того, что почти все колонисты из Турции остались бы на Кипре;
    · имущественное обеспечение плана нарушало существенные права, вытекающие из Европейской Конвенции, и свели на нет важное значение
    прецедентов Европейского Суда;
    · план расширял права Великобритании на ее суверенных воздушных базах и в территориальных водах Республики;
    · план делал недействительной ратификацию Республикой Кипр Договора Монтрё от 1936 г. (Кипр является крупной морской державой). Это также
    давало Турции чуть ли не право вето в вопросах, связанных с континентальным шельфом;
    · план нарушал Европейскую Конвенцию, отрицая право киприотов на приобретение собственности и проживание там, где они желают, как это позволено
    другим народам стран ЕС, без ограничительных квот, основанных на этнической или расовой принадлежности и религии.

    Наконец, план был отвергнут, потому что был расценен значительным большинством киприотов как не самый удачный для общих интересов греческих и турецких киприотов. "Единственно, кто реально выигрывал от плана, была Турция", – заявил после референдума Президент Пападопулос, объясняя, что "несмотря на то, что в последний день в окончательном варианте плана все требования Турции были приняты, основные вопросы, волновавшие греков-киприотов, остались проигнорированными. Все вовлеченные в переговоры стороны стремились "посадить" Турцию "на отправляющийся поезд" и обеспечить положительный результат голосами турко-кипрской общины и пренебрегли фактом того, что также нужно было убедить проголосовать по плану "за" намного более крупную греко-кипрскую общину. Таким образом, в этом процессе оказались не учтенными законные беспокойство, потребности и интересы обеих сторон".

    Перспективы урегулирования


    Несмотря на то, что последние усилия ООН не решили кипрскую проблему, прошедший референдум – "это не конец дороги". Как заявил Президент Пападопулос, "результат референдума должен действовать как катализатор воссоединения, а не как предлог для дальнейшего раздела". Греки-киприоты и правительство Республики твердо намерены добиться решения, которое обеспечит безопасное будущее и процветание для всех граждан и послужит гарантией уважения прав человека и основных свобод для всех киприотов в рамках Европейского Союза.

    Многие в международном сообществе были незнакомы с "планом Аннана-5" в подробностях и с тем, как он мог отразиться на будущем кипрского государства и его граждан. Поэтому не удивительно, что многие выразили разочарование итогами референдума. Однако действительно печальным и неутешительным стало то, что представленный народу план не позволил поддержать его обеим общинам. В то время как другие стороны хотели как можно быстрее просто "разрешить" или "закрыть" кипрскую проблему, греки-киприоты всегда настаивали на достижении всеобъемлющего, конструктивного и жизнеспособного урегулирования, которое прошло бы испытание временем. При этом урегулирование должно быть справедливым, и именно таковым восприниматься людьми, чьи интересы оно затрагивает. Следовательно, если законным интересам этих людей решение не отвечает, оно принято не будет, что и произошло в случае с греками-киприотами, которые отвергли план, предложенный им 24 апреля 2004 г. Тот факт, что Кипр является небольшим и слабым государством, еще больше обостряет необходимость гарантировать всем киприотам основные права, которыми, согласно Европейскому законодательству и Европейской Конвенции, обладают другие народы Евросоюза, а также не допускать дискриминации по этническому или религиозному признаку.

    В мае 2005 г. личный представитель Президента Республики встречался в Нью-Йорке с заместителем Генерального секретаря ООН по политическим вопросам сэром Кьераном Прендергастом. В ходе бесед они рассмотрели точку зрения правительства Республики на процедуру и содержание любых будущих переговоров в рамках "миссии добрых услуг" Генсека. После этих встреч, в период с 30 мая по 7 июня, г-н Прендергаст посетил Кипр, Грецию и Турцию для дальнейших консультаций. 22 июня заместитель Генерального секретаря в своем докладе Совету Безопасности указал, что было бы "мудро действовать очень осторожно", и что Генеральный секретарь ООН "планирует поразмышлять над "миссией добрых услуг" в дальнейшем". Было очевидно, что точек соприкосновения, которые сделали бы возможным возобновление переговоров, еще не возникло.

    16 сентября 2005 г. Президент Т. Пападолулос встретился с Генеральным секретарем ООН в Нью-Йорке, чтобы обменяться мнениями по поводу подготовки возобновления усилий ООН, направленных на решение кипрской проблемы. 31 октября 2005 г. Генсек встретился также с лидером турко-киприотов Мехметом Али Талатом. 20 ноября 2005 г. в своем докладе Совету Безопасности Генеральный секретарь заметил, что оба этих лидера, как и представители многих других стран, побуждали его рассмотреть возможность новых переговоров в контексте "миссии добрых услуг". Далее он заявил, что Президент Пападопулос "согласился с тем, что для начала следующего раунда переговоров они должны быть хорошо подготовлены". Выразив еще раз свою уверенность в том, что "только достижение всеобъемлющего урегулирования покончит с кипрской проблемой", Генеральный секретарь ООН, тем не менее, заметил, что назначать представителя, занимающегося только его "миссией добрых услуг" на Кипре, еще не время и что условия для возобновляющихся переговоров "нуждаются в дальнейшем прояснении". С этой целью он продолжит знакомиться с ситуацией посредством специальных миссий в этом регионе, осуществляемых высокопоставленными сотрудниками Секретариата и главой Миссии ООН на Кипре.

    28 февраля 2006 г. Президент Пападопулос встретился в Париже с Генеральным секретарем ООН, чтобы "проанализировать положение на Кипре и изучить возможность развития процесса, ведущего к воссоединения острова", как было сказано в совместном заявлении для прессы, сделанном после встречи.

    В заявлении также указывалось, что участники встречи подтвердили свою предварительную договоренность о том, что "возобновление переговорного процесса в рамках "миссии добрых услуг" Генерального секретаря ООН должно быть своевременным и основанным на тщательной подготовке". При этом отмечалось, что "Генеральный секретарь в этой связи был удовлетворен фактом договоренности лидеров обеих общин о проведении на техническом уровне двухобщинных обсуждений ряда вопросов, соглашение по которым необходимо для блага всех киприотов". Далее выражалась "их общая надежда на то, что эти обсуждения помогут восстановить доверие между обеими общинами, а также подготовят путь для скорейшего и полного возобновления переговорного процесса".


    Турецко-кипрские лидеры, поддерживаемые Анкарой, попытались использовать положительные результаты голосования кипрских турок на плебисците по "плану Аннана-5" для обеспечения фактического признания так называемой "Турецкой Республики Северного Кипра" («ТРСК»). Они попытались также использовать гуманитарный аргумент окончания "экономической изоляции и неравенства" турецко-кипрской общины, чтобы добиться международной поддержки своих действий. Согласно сделанным ранее заявлениям Генерального секретаря, "план Аннана-5" был бы приведен в исполнение только в случае его одобрения обеими сторонами на раздельных и одновременно проводимых референдумах. Любые шаги, способствующие признанию де-факто оккупированных территорий, подорвали бы региональную стабильность и не привели бы к воссоединению Кипра.

    Экономическая отсталость оккупированных территорий – реальность, но отнюдь не результат деятельности правительства Республики или греко-кипрской общины. Решения Европейского Суда (см.: "Судебные решения по кипрскому вопросу") наложили ограничения на экспорт из оккупированной зоны. Более того, Турция перевезла на остров колонистов; в 1983 г. Турция ввела в качестве валюты на оккупированных территориях не имеющую никакой стоимости турецкую лиру; для управления экономикой оккупированной зоны Турция доставила на остров турецких чиновников. В попытках добиться фактического признания своего незаконного режима турецко-кипрские лидеры отвергли также помощь ЕС и введение норм и правил, регулирующих торговлю. Политическая и экономическая изоляция турко-киприотов – это результат турецкой агрессии, которая держит Кипр и экономику страны насильственно разделенной. Это также результат ошибочной политики турецко-кипрских лидеров, которые последовательно продвигали интересы Турции за счет своей же общины и в целом Кипра.

    17 декабря 2004 г. при поддержке Республики Кипр Европейский Совет пригласил Турцию начать переговоры о вступлении в ЕС 3 октября 2005 г. 29 июля 2005 г. Турция подписала, как того требует установленный порядок, Протокол к соглашению о Таможенном союзе, который предусматривает распространение его действия на десять новых членов организации. Однако Турция заявила, что подписание документа не означает признание официальной Анкарой Республики Кипр в качестве суверенного государства, ни предполагает каких-либо изменений в ее отношениях с так называемой ТРСК, т.е. с незаконным режимом на оккупированных Турцией территориях Кипра. Кроме того, Турция продолжает отказывать в доступе к ее портам, аэропортам и воздушным коридорам, самолетам и морским судам Республики Кипр. Эта затруднительная и аномальная ситуация, когда Турция, государство-кандидат на вступление в ЕС, отказывается признать одного из членов ЕС, который будет голосовать по вопросу о перспективах ее, Турции, присоединения к этой организации, нуждается в исправлении. Обязательства Турции по Кипру четко сформулированы в Декларации ЕС от 21 сентября 2005 г. и повторены в пересмотренном документе о партнерстве между ЕС и Турцией от 13 декабря 2005 г. Следовательно, Анкара должна теперь разработать и представить план претворения в жизнь своих обязательств перед ЕС в том, что касается Протокола и нормализации отношений с Кипром.

    Судебные решения по кипрскому вопросу

    Решения, вынесенные региональными или национальными судами в Западной Европе, США и Великобритании, содержат важные и объективные свидетельства последствий интервенции Турции 1974 г. и продолжающейся оккупации Кипра. Они также подтверждают законность Республики Кипр и органов ее государственной власти. Эти решения составляют важную основу для любого будущего всеобъемлющего решения кипрской проблемы.

    · "Кипр против Турции" (6780/74) и (6950/75) – Европейская Комиссия по правам человека, 1976 г.
    В содокладе Комиссии (1976) Турция, согласно положениям статьи 31 (старая редакция) Европейской Конвенции, была признана виновной в нарушении статьи 2 ("Право на жизнь"), статьи 5 ("Право на свободу и личную неприкосновенность"), статьи 8 ("Право на уважение частной и семейной жизни"), статьи 13 ("Право на эффективные средства правовой защиты") и статьи 1 Протокола № 1 ("Защита собственности"). 20 января 1979 г. Комитет министров одобрил Резолюцию DH (79), призывающую к усилению защиты прав человека посредством межобщинных переговоров, ведущих к разрешению спора.

    · "Кипр против Турции (8007/77) и (6950/75) – Европейская Комиссия по правам человека, 1983 г.
    Комиссия, согласно положениям статьи 31 (старая редакция) Европейской Конвенции, признала Турцию виновной в нарушении статьи 5 ("Право на свободу и личную неприкосновенность"), статьи 8 ("Право на уважение частной и семейной жизни") и статьи 1 Протокола № 1 ("Защита собственности"). 2 апреля 1992 г. Комитет министров одобрил Резолюцию DH (92) 12 по докладу Комиссии и опубликовал доклад за 1983 г.

    · Кипрская Автокефальная Православная Церковь против "Голдберг энд Фельдман Файн Арт Инк.", 917F.2d 278, Апелляционный суд 7-го округа США, Решение от 24 октября 1990 г.
    Своим решением Апелляционный суд федерального округа утвердил приговор от 3 августа 1989 г. федерального районного суда Индианаполиса. Дело открыто по факту владения мозаиками VI в., похищенными из церкви Канакарии в оккупированной части Кипра. Мозаики были вывезены турецкими контрабандистами, специализирующимися на предметах старины, и проданы американскому торговцу произведениями искусства за 1,2 млн долл. США. Мозаики были возвращены их законному владельцу, Кипрской Церкви. Данное решение создало в США важный прецедент защиты культурной собственности. Несмотря на то, что Турция ратифицировала конвенции ЮНЕСКО от 1954 и 1970 гг. по охране культурной собственности, она мало что сделала, чтобы остановить вандализм, разрушение и хищения предметов греко-кипрского культурного наследия на территории, контролируемой турецкими войсками.

    · Суд Европейских Сообществ – Дело С-439/92, 5 июля 1994 г.
    Суд постановил, что государствами-членами Европейского Сообщества могут приниматься только те фитосанитарные сертификаты на импортируемую с Кипра сельскохозяйственную продукцию, которые выданы компетентными организациями Республики Кипр. Судебное постановление подтвердило, что Республика Кипр является единственным кипрским государством, признанным Европейским Сообществом. Фитосанитарные сертификаты на импортируемый с Кипра груз, выданные турко-кипрскими "органами власти", действительными не считаются, потому что такой "объект, как тот, что образован в северной части Кипра,.. не признается ни Сообществом, ни государствами-членами".

    Суд Европейских Сообществ, по просьбе Высокого Суда Великобритании, исследовал дело кипрских экспортеров цитрусовых и картофеля, зарегистрированное в Соединенном Королевстве. Высокий Суд запросил определение соответствующих вопросов в Соглашении об ассоциации между ЕС и Кипром от 1972 г. и в Директиве Совета ЕС 77/93/ЕЕС. Высокий Суд Великобритании подтвердил решение Суда Европейских Сообществ от 1994 г. Этим важным решением признается суверенитет Республики Кипр на всей территории острова в том, что касается его отношений с Европейским Сообществом.

    · "Лоизиду против Турции" – Постановления Европейского Суда по правам человека от 18 декабря 1996 г. и от 28 июля 1998 г.
    Европейский Суд по правам человека постановил, что заявительница, г-жа Титина Лоизиду, гражданка Республики Кипр, продолжает являться законным владельцем собственности, расположенной в зоне, оккупированной турецкими войсками. Суд вынес три вердикта: 23 марта 1995 г. (предварительные возражения); 18 декабря 1996 г. (по существу); 28 июля 1998 г. (удовлетворение жалобы). В этом создающем прецедент постановлении Суд определил Турцию как оккупирующую державу, ответственную за политику и действия властей на оккупированной территории. Турецко-кипрские "органы власти" были определены как "подчиненная Турции местная администрация".

    Турция была признана виновной в нарушении статьи 1 Протокола № 1 Конвенции за постоянный отказ истице в доступе к ее собственности и за намерение экспроприировать эту собственность без компенсации. 28 июля 1998 г. Суд обязал Турцию выплатить г-же Лоизиду компенсацию за причиненный ущерб. Отказ Турции выполнить судебное решение был зафиксирован в постановлениях Комитета министров Совета Европы. В этих постановлениях выражалось сожаление по поводу неподчинения Турции, содержалось напоминание о принятии ею Конвенции и обязательной подсудности Суду. Совету было рекомендовано принять соответствующие меры для повышения степени исполнительности. Турция, ожидающая решения относительно своей заявки на вступление в ЕС, выплатила в декабре 2003 г., Титине Лоизиду 641 тыс. кипрских фунтов (приблизительно 1,5 млн долл. США).

    · "Кипр против Турции" – жалоба № 25781/94, Европейский Суд по правам человека, 10 мая 2001 г.
    Это – далеко идущее решение по искам, поданным правительством Республики Кипр против Турции. Данное решение подтвердило решения, принятые ранее по межгосударственным искам Кипра согласно положениям статьи 31 (старая редакция) Конвенции (10 июля 1976 г. и 4 октября 1983 г.). Прежними делами были документально подтверждены нарушения Турцией Конвенции, начиная с вторжения 1974 г.

    Большинством голосов данное судебное решение определило, что:
    I. Своей неспособностью провести эффективные расследования местонахождения и судьбы пропавших греков-киприотов Турция постоянно нарушает статьи 2, 3 и 5 Конвенции.
    II. Своим отказом разрешить кому-либо из перемещенных греков-киприотов вернуться домой Турция продолжает нарушать статью 8 Конвенции.
    III. Турция нарушает права греков-киприотов, проживающих в "Северном Кипре". В частности, нарушаются статья 9 (неуважительное обращение), статья 10 (цензура школьных учебников), а также следующие статьи Протокола № 1: статья 1 (нарушение права на мирное владение собственностью), статья 2 (неблагоприятные условия в средних школах), статья 3 (дискриминация, доходящая до унизительного обращения), статья 13 (отсутствие лекарственных средств).
    IV. Согласно положениям статьи 6 Турция нарушает права турко-киприотов (рассмотрение гражданских дел военными судами).

    Суд подтвердил также постановления по делу "Лоизиду против Турции" (1996 г.) и (1998 г.); постановления по делу о незаконности провозглашения так называемой ТРСК (1983 г.) и ее "конституции" (1985 г.), а также более ранние вердикты по межгосударственным жалобам, поданным Республикой Кипр (6780/74, 6950/75 и 8007/77). Турция была признана Судом виновной во всех этих нарушениях, поскольку ее вооруженные силы "осу-ществляют эффективный контроль над территорией "Северного Кипра". Суд также подтвердил, что правительство Республики является единственным законным правительством на острове.

    · Решение по вопросу о приемлемости, "Ксенидис-Арестис против Турции" (Жалоба № 46347/99), Европейский Суд по правам человека,
    6 апреля 2005 г.
    В принятом единогласно решении палата Европейского Суда по правам человека жалобу г-жи Миры Ксенидес-Арестис объявила приемлемой. Заявительница жаловалась на продолжающееся нарушение ее прав, зафиксированных в статье 8 Конвенции ("Право на уважение частной и семейной жизни") и статьи 1 Протокола № 1 ("Защита собственности"). Турецкие вооруженные силы лишили ее права на собственность и дом. Заявительница также жаловалась на то, что действия Турции нарушают положения статьи 14 Конвенции ("Запрещение дискриминации"), поскольку она является православной греческой киприоткой. Без ущерба для существа дела Суд не признал наличие "местных средств" на оккупированных территориях. Он также заметил, что из-за отклонения греками-киприотами плана ООН по воссоединению острова ("план Аннана-5" от 24 апреля 2004 г.) его положения, связанные с собственностью, вступить в силу не могут.

    В настоящее время на рассмотрении находятся, по меньшей мере, еще 33 имущественных дела, которые Европейский Суд объявил приемлемыми.


    Заключение

    Свое отношение к "плану Аннана-5" народ Кипра выразил демократическим путем. Греки-киприоты – самая крупная община на Кипре – значительным большинством высказались против этого имеющего серьезные упущения плана, потому что он не решал надлежащим образом ряд фундаментальных проблем, включая безопасность, что представляло угрозу самому существованию государства Кипр. Но, как указал Президент Пападопулос, "непринятие "плана Аннана" ни для кого не является победой". Греки-киприоты отвергли конкретный путь и конкретный план. Они не против решения кипрской проблемы. В действительности, для защиты прав всех киприотов – как греков, так и турок – поиск жизнеспособного и работающего решения будет идти в рамках параметров, которые до настоящего времени направляли переговоры, и в соответствии с новым политическим контекстом, возникшем в результате вступления Кипра в ЕС. Таким образом, все киприоты смогут воспользоваться благами и преимуществами членства в ЕС, способствовать процессу европейского объединения и обеспечить воссоединение своей страны после более чем трех десятилетий искусственного раздела.




К ВОССОЕДИНЕННОМУ КИПРУ

Кипр остается насильственно разделенным с 1974 г., когда Турция вторглась на остров и оккупировала на севере суверенной страны почти сорок процентов территории. С помощью военной операции Турция осуществила географическое размежевание населения Кипра по этническому признаку, изгнав греко-киприотов из их домов на оккупированной части острова и вынудив турко-киприотов оставить свои дома на территории, находящейся под контролем правительством Кипра, и перебраться в зону, занятую турецкими войсками.

Навязанные Турцией и турко-кипрскими лидерами насильственный раздел Кипра и незаконный запрет на пересечение линии прекращения огня, контролируемую миротворцами ООН, привели к относительной "изоляции" турко-киприотов, лишив их государственной поддержки и других льгот и возможностей, положенных всем кипрским гражданам, независимо от этнической принадлежности.

Замышляемое отделение оккупированных территорий от Республики Кипр посредством "одностороннего провозглашения независимости" с образованием т.н. «Турецкой Республики Северного Кипра» («ТРСК») в 1983 г. обострило ситуацию. Международное сообщество незамедлительно и категорично осудило этот сепаратистский шаг, а Совет Безопасности ООН объявил данный акт "не имеющим законной силы" и предложил отозвать UDI Односторонняя декларация независимости (ОДН ). – Прим. пер.. Позднее Совет Безопасности призвал все государства не помогать и не сотрудничать каким-либо образом с сепаратистским образованием, а также не признавать на острове никакого другого государства, кроме Республики Кипр.

Своей сепаратистской политикой Анкара и лидеры турко-кипрской общины создали дополнительные проблемы для турко-киприотов.

С одной стороны, им не разрешалось иметь официальные документы Республики Кипр, на которые они имели право как ее граждане, или пользоваться соответствующими услугами и возможностями, включая возможность въезда и выезда с острова через морские и воздушные порты на неоккупированной территории. С другой стороны, лидеры турко-киприотов заставляли их пользоваться документами, выданными незаконным режимом и не признанными международным сообществом, ограничивая тем самым международные сделки кипрских турок и создавая им серьезные юридические и другие проблемы.

После референдума 2004 г., когда "план Аннана-5" провалился из-за того, что большинство киприотов посчитало его не отвечающим основным нуждам и чаяниям обеих общин, состоялись переговоры по "облегчению", "отмене" или "прекращению" изоляции турко-киприотов и наведению мостов между "экономически неравными" общинами острова. К сожалению, это вызвало появление широко распространяемой дезинформации и ряда сомнительных предложений, якобы влияющих на изменение ситуации. Кое-кого из международного сообщества Турция даже ввела в заблуждение, внушив, что в трудностях турко-киприотов так или иначе виновны правительство Кипра и греко-кипрская община.

Турецкая сторона использовала этот новый, направленный на ослабление турко-кипрской "изоляции", подход к проблеме с целью отвести внимание от продолжающейся турецкой агрессии на Кипре, что вызвано стремлением Анкары вступить в ЕС и повысить политический статус незаконного режима на оккупированной территории Кипра.

В сущности, Турция пытается обеспечить для подчиненной ей местной администрации на оккупированной территории экономические атрибуты независимого государства без официального международного признания. Это позволило бы незаконному режиму на оккупированной территории Кипра функционировать, но без какого-либо стимула к объединению острова.

Чтобы добиться международной поддержки своих действий, турецкие лидеры выдвинули в качестве главного аргумента вводящий в заблуждение лозунг "окончания экономической изоляции" турко-киприотов, когда в действительности их цель всегда была и остается политической.

Однако любые шаги, способствующие признанию "де факто" незаконного сепаратистского образования, означали бы прямое нарушение международного права и резолюций Совета Безопасности ООН, особенно резолюций 541 (1983) и 550 (1984). Такие шаги также подорвали бы усилия по воссоединению Кипра, которые являются заявленной позицией ООН, ЕС и всего международного сообщества, равно как и обеих кипрских общин.

Положение турко-кипрской общины – прямое следствие вторжения Турции на остров. Именно в результате турецкой агрессии Кипр, его народ, его институты и его экономика насильно разделены. Это также следствие ошибочной политики турко-кипрских лидеров, которые последовательно отстаивали интересы Турции за счет своей же общины и Кипра в целом. Но это, конечно же, не связано с деятельностью правительства Республики, которое, обладая суверенностью на всей территории Кипра, выполняет свои обязательства по защите его суверенных прав и норм права.

Документально зафиксированные события показывают, что в результате военной оккупации Турцией северной части Кипра так или иначе пострадали обе общины, и что именно эта оккупация, а также деятельность зависимых от Анкары турко-кипрских лидеров, могли непосредственно способствовать возникновению у турко-киприотов чувства "изоляции".

Вот только факты:

Турция делает все возможное, чтобы остров, обе общины, институты страны и ее экономика оставались разделенными, а это препятствует нормальному ведению дел турко-киприотами на Кипре и за его пределами, лишает их существенных услуг и льгот, предоставляемых правительством.

До недавнего времени Турция не разрешала турко-киприотам получать паспорта, удостоверения личности и другие официальные документы, которые положены всем кипрским гражданам и которые необходимы для поездок за границу, а также для различных видов деятельности как внутри страны, так и за рубежом.
Указанные документы позволяют турко-киприотам получать льготы от членства в ЕС, например, учиться, работать и жить в любом месте Союза и пользоваться дипломатической и консульской защитой в третьих странах.

Турция заполонила оккупированную территорию более чем 160 тыс. нелегальных колонистов из Анатолии, создавая экономические, социальные, демографические и, наконец, политические проблемы для турко-киприотов и Кипра в целом. Низкооплачиваемые переселенцы из Турции, число которых в настоящее время превышает число турко-киприотов в два раза, вытесняют тех с их собственного рынка труда, вызывая значительную часть сопутствующих этому экономических трудностей.

В 1983 г. Турция ввела в обращение на оккупированной территории турецкую лиру, спровоцировав высокую инфляцию и другие серьезные экономические и социальные проблемы для турко-киприотов. Подобные шаги, направленные на интеграцию экономики оккупированной зоны в экономику Турции, сделали турко-киприотов зависимыми от многих ее недостатков.

Турция контролирует экономику оккупированной территории с помощью условной помощи, прямых инструкций и управления, создавая неэффективную и коррумпированную систему с пагубными результатами для турко-киприотов.

С 1980 г. Турция стоит за отказом турко-кипрских лидеров от укрепления мер доверия, включая ряд мер в области торговли, поскольку, несмотря на экономический эффект и прекращение "изоляции", такие меры не обеспечили бы международного признания незаконного режима на оккупированной территории Кипра.

Турция стоит за отказом турко-кипрских лидеров от существенной финансовой помощи из ЕС для турко-кипрской общины и введения правил торговли, а также от рассмотрения других конструктивных предложений правительства Республики, которые были бы весьма выгодны турко-киприотам.

Турция создала на севере Кипра противоправную ситуацию, вызвавшую принятие Европейским Судом решений, в соответствие с которыми были введены ограничения на экспорт из оккупированной зоны острова. Из-за этой же ситуации применение на севере Кипра acquis communautaire приостановлено.

Турция препятствует экспорту турко-кипрских товаров и услуг через морские и воздушные порты, которые расположены на территории, контролируемой законной властью Республики. Кипрское правительство даже предложило ввести для турко-киприотов специальную процедуру облегченного оформления их товаров в порту Ларнаки, однако руководство турко-кипрской общины и Анкара помешали осуществлению этого предложения.

Другими словами, Турция делает все возможное, чтобы кипрские турки не могли полностью реализовать свой потенциал и пользоваться теми благами и возможностями, которые положены им по статусу граждан Кипра и ЕС.

Следует иметь в виду, что правительство Кипра уделяло большое внимание экономическому положению турко-киприотов задолго до появления "плана Аннана". Оно демонстрировало свои добрые намерения относительно их экономического и социального развития, проводя политику важных практических инициатив, направленных на повышение благосостояния людей.

Ясно, что только реальное объединение Кипра, которое обеспечит воссоединение его народа и экономики, может улучшить положение турко-киприотов, позволит им полностью реализовать свой потенциал и пользоваться благами членства в ЕС. Высшим приоритетом правительства, следовательно, является прекращение искусственного разделения Кипра.

Но даже в запретительных условиях военной оккупации и раскола правительство Кипра всегда (и там, где это было возможно) распространяло на кипрских турок существенные льготы, включая бесплатное снабжение электроэнергией, пенсии и социальное обеспечение, а также выделяло им соответствующую долю из международной экономической и другой помощи. Оно обеспечило также охрану собственности турко-киприотов на территории, контролируемой законной властью.

Тем не менее турко-кипрское руководство и Анкара неоднократно отвергали предложения правительства Кипра, которые могли бы улучшить благосостояние турко-киприотов. Например, приглашение лидерам турко-кипрской общины присоединиться к кипрской делегации на переговорах о вступлении в ЕС было ими отвергнуто, что лишило их возможности участвовать в этом историческом процессе.

Правительство также предложило и горячо поддержало решение ЕС о выделении турко-кипрской общине 259 млн евро в качестве финансовой помощи. К несчастью, имели место попытки некоторых сил обставить реализацию этого решения политическими и другими условиями. Показательно, что турко-кипрские лидеры, поддерживаемые Анкарой, снова не дали турко-киприотам получить многое из той значительной экономической помощи, конфисковав половину фондов и рискуя также потерять остальное.

После частичной отмены в 2003 г. введенных турецкой стороной незаконных ограничений на свободное передвижение людей через линию прекращения огня, контролируемую ООН, кипрское правительство оказалось более подготовленным для того, чтобы обеспечить соответствующие услуги турко-киприотам.

С тех пор турко-киприоты имеют возможность работать на подконтрольной правительству территории, и число таких работников с каждым днем становится все больше. Доходы кипрских турок к настоящему времени составили сумму, превышающую 700 млн долл.; они пользуются широким набором льгот, включая бесплатное медицинское обслуживание. Их экономика также стала получать большие поступления от миллионов греко-киприотов и иностранных туристов, посещающих оккупированную территорию.

С 2003 г. линию прекращения огня пересекли свыше 10 млн человек и около 3 млн автомобилей.

Существенный подъем экономической активности и торговли благодаря свободному передвижению через линию прекращения огня с 2003 г. явился главным фактором повышения дохода на душу турко-кипрского населения, который за последние два года вырос более чем в два раза и составил почти 11 тыс. долл. США.

Этот мирный, не сопровождаемый инцидентами переход на другую сторону линии прекращения огня также разрушил культивируемый годами турецкой пропагандой миф о том, что две общины будто бы не могут жить вместе и, следовательно, должны быть разъединены.

Для содействия заключению между обеими общинами коммерческих сделок, объем которых с каждым разом становится все больше, правительство предложило следующие шаги: открытие на линии прекращения огня, по меньшей мере, восьми дополнительных пунктов перехода; разминирование территории вдоль буферной зоны; вывод войск из окруженной стеной части Никосии и некоторые другие.

Упорно пытаясь найти всеобъемлющее решение проблемы разделенного Кипра, правительство продолжает также системную политику, направленную на восстановление доверия и дружественных отношений между двумя общинами и на создание условий для последующего воссоединения Кипра. Правительство уже предприняло ряд таких ощутимых мер, принесших видимые результаты.

Политика инициатив, проводимая правительством в одностороннем порядке или в сотрудничестве с ЕС (как, например, Постановление о «Зеленой линии», принятое ЕС), содействует внутриостровной торговле турко-кипрской общины сельскохозяйственными продуктами, а также их экспорту через функционирующие на законных основаниях морские и воздушные порты Кипра. К сожалению, лидеры этой общины, всегда поддерживаемые Анкарой, отказываются по политическим соображениям принимать многие из этих мер, лишая тем самым турко-киприотов значительных дополнительных льгот – экономических и других.

Турецкая сторона предлагает развивать внешнюю "прямую торговлю" через незаконно используемые морские и воздушные порты в оккупированной зоне Кипра – идея, не оправданная с экономической точки зрения, но преследующая политическую цель изменения статуса сепаратистского режима. В этом контексте "прямая торговля" стала кодовым термином попытки легитимизировать противоправную ситуацию на территории Кипра, государства-члена Евросоюза, который приостановил там acquis communautaire по причине оккупации данной территории войсками Турции.

"Прямая торговля" и "прямые полеты" с использованием морских и воздушных портов, управляемых сепаратистским режимом на оккупированной территории Кипра, противоречат правовым нормам, нарушают суверенные права Кипра и неэффективны в попытках достичь подлинного воссоединения Кипра в контексте всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы.

Реинтеграция турко-киприотов в международное сообщество, полная и на законных основаниях, может быть осуществлена только в результате фактического воссоединения Кипра, а не повышения статуса самопровозглашенного режима, являющегося подчиненной Турции местной администрацией.

Существуют более эффективные законные пути для обеспечения как экономического развития турко-киприотов, так и воссоединения Кипра на благо всех его граждан. Ряд таких предложений, включающих открытие и совместное, под контролем ЕС, использование обеими общинами порта Фамагусты, выдвинутых правительством Кипра, представлены на рассмотрение турецкой стороне.

Правительство Кипра не изменит свой конструктивный подход к турко-кипрской общине и в дальнейшем, что поможет укрепить основу для воссоединения и примирения.

Поэтому необходимо, чтобы те силы в международном сообществе, которые искренне желают способствовать экономическому развитию турко-киприотов и воссоединению Кипра, делали это в сотрудничестве с правительством Кипра и не нарушая ни нормы права, ни суверенные права Кипра.

Только воссоединение Кипра и реинтеграция его экономики могут направлять развитие политического и экономического благосостояния киприотов как единого народа в правильном направлении.

Поощрение сепаратистских тенденций на оккупированной территории под фальшивым лозунгом "прекращения изоляции турко-киприотов" или другие политически мотивированные схемы, предлагаемые в настоящее время Турцией, мало помогают экономическому развитию турко-кипрской общины.

Более того, такие идеи только отвлекают внимание от продолжающейся агрессии Турции против Кипра, в результате которой остров остается разделенным, и свидетельствуют о неспособности Анкары соблюдать обязательства перед ЕС, в том числе открытие ее портов для судов, плавающих под кипрским флагом. Они также подавляют политическую волю и препятствуют осуществлению инициатив, направленных на решение главного вопроса, которым является раскол Кипра. Как таковые эти идеи помогают утвердить незаконное положение, созданное Турцией на севере Кипра, еще больше дезориентируя турко-киприотов. Они отбрасывают назад процесс восстановления дружественных отношений и прочного мира на острове и в регионе.

Правительство Кипра будет продолжать развивать инициативы своей интеграционной политики как в одностороннем порядке, так и в сотрудничестве с Комиссией ЕС и партнерами по ЕС, добиваясь жизнеспособного урегулирования кипрской проблемы, которое воссоединит страну и ее народ, реинтегрирует экономику и решит основные вопросы, беспокоящие всех киприотов.

Президент Кипра Тассос Пападопулос заявил: "То, что мы требуем, – очень разумно, а то, к чему мы стремимся, – очевидно. Мы требуем и стремимся воссоединить нашу страну и наш народ в рамках двухобщинной, двухзональной федерации, чтобы иметь государство с единой экономикой, сплоченное общество и нераздробленные институты. Мы требуем и стремимся защитить наши основные права и основные свободы. Мы хотим реального и долговременного решения, которое защищало бы права всех киприотов и служило бы их интересам, а не интересам других стран".

FaLang translation system by Faboba